«НАША МИССИЯ – СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ИНЖЕНЕРЫ, ГЕОЛОГИ, ПЕТРОФИЗИКИ И БУРИЛЬЩИКИ ЗАНИМАЛИСЬ НАУКОЙ, А НЕ РУТИННЫМИ ОПЕРАЦИЯМИ»: ВЛАДИМИР ТОЛМАЧЕВ, NEDRA DIGITAL

Владимир Толмачев .jpegТурбулентный 2022 год оказался поворотным в истории каждого бизнеса. Добыча и переработка углеводородов, как и вся энергетическая отрасль, не стала исключением. В условиях, когда приходится урезать бюджеты, выигрывают компании, которые делают ставку на технологии. В грядущем 2023 году инженерная компания Nedra Digital, совместное предприятие ПАО «Газпром нефть» и USM, анонсирует премьеру универсальной платформы c открытым кодом для управления жизненным циклом E&P данных. О платформе NEDRA.DATA, которая уже в ближайшем будущем может появиться в открытом доступе, рассказывает генеральный директор Nedra Digital Владимир Толмачев.

– Владимир, с какой целью создавалась компания и в чем практическая ценность решений, которые вы предлагаете?

Наша цель, как и любого современного бизнеса – изменить мир к лучшему. Поддержать цифровую трансформацию в секторе разведки и добычи, при этом постоянно быть востребованными на рынке. Мы понимаем, что хотим сделать такие решения и сервисы, которое позволят бизнесу получать не просто программное обеспечение (ПО), а конечную ценность, а также сделать так, чтобы инженеры, геологи, петрофизики, бурильщики занимались наукоемкой частью своей работы, а не рутинными операциями, которые могут занимать до 90 процентов рабочего времени. Чтобы инженеры работали головой, а не руками.

В нашей стране довольно мощно развита фундаментальная наука. Есть много сильных практиков, инженерные группы, которые в том числе разрабатывают узкоспециализированное ПО, математические и физические модели, симуляторы, и никто особо не занимался тем, чтобы эта наукоемкая часть получила удобный вид с точки зрения совместного использования.

Простой пример: создается проект разработки по какому-либо месторождению или кусту. Есть кросс-функциональная команда: геолог, петрофизик, бурильщик, экономист и тд. У каждого из них есть специализированные решения для математического моделирования, так, чтобы каждый мог решить свою задачу. Но то, как устроена между ними работа, то, как они могут вместе давать итоговый результат, – данный вопрос не был приоритетным. Хотя с точки зрения бизнеса, конечного заказчика, ценность несет именно конечный результат. И вот эта сила трения, которая возникает при взаимодействии разных участников, существенно сказывается на скорости появления результата.

Сейчас время заметно начало двигаться быстрее. Каждый день происходят важные события, на которые стремительно реагирует рынок, и ранее принятые решения стали быстро устаревать. Допустим, изменилась квота ОПЕК – значит, сейчас всем надо быстро пересчитать свой инвестиционный портфель. Или, например, в пандемию пересмотрели спрос – всем снова надо пересчитывать. А сделать это быстро довольно сложно. Не потому, что физику не могут быстро подсчитать, а потому что скорость коммуникаций между участниками обмена информацией достигает предела. Раньше эта задача не была насколько актуальна.

– Так и появилась платформа NEDRA.DATA?

Да, с одной стороны, проанализировав все процессы в Upstream, – от геологии до добычи, – мы увидели, что проблематика на каждом участке типовая. С другой стороны, участников рынка довольно много. Как со стороны недропользователей, нефтесервисных компаний, так и со стороны производителей программного обеспечения. Кроме того, нефтегазовая отрасль довольно закрытая. Консервативная. Она с недоверием смотрит на инновации, в отличие, например, от банков или телекома.

Внедрение каждой технологической инновации занимает много времени. Получается, чтобы как-то системно повлиять на ситуацию, нужно с одной стороны дать участникам отрасли технологические возможности, с другой – попытаться снять организационные барьеры.

Мы решили, что нужен продукт, который смог бы снимать типовые проблемы по организации взаимодействия участников. Но сделать его нужно не в коммерческом, а в открытом виде. Выложить в open-source, потому что это снимет барьеры с точки зрения закупок, с точки зрения владения, зависимости от производителя этого решения, потому что конечная ценность – в тех прикладных вещах, в тех решениях, которые мы на базе этой платформы соберем. Это некоторый базисный минимум, которым должны владеть все, чтобы перейти на следующий этап развития.

– С точки зрения клиентов что меняется при использовании платформы?

Есть очень подходящее для этого описания английское слово enabler. Это активатор, или, если хотите, катализатор – то, что само по себе не несет конечной ценности, но то, без чего дальше не продвинуться. По большому счету, платформа NEDRA.DATA – это именно такой катализатор. На ней можно построить интегрированные решения, которые принципиальным образом меняют взаимодействие экспертов в рамках кросс-функциональных команд, и, конечно, влияют на скорость получения конечного результата.

– Кто ваша целевая аудитория?

Добывающие компании в первую очередь. И, конечно, нефтесервисные компании.

– Корректно ли сравнивать платформу с конкурентами?

Если говорить про нефтегазовую отрасль в России, сравнивать особенно не с кем. Почему-то никто этой задачей ранее не занимался.

Если смотреть чуть шире, эта история чем-то похожа на некоторые существующие на рынке сервисы от глобальных игроков, за исключением того, что мы не стремимся сделать все сами, мы верим в партнерские экосистемы. Мы считаем, что одному производителю очень сложно закрыть все потребности, при этом сделать это хорошо. Если мы даем клиенту общий базис, общую платформу интеграции и данных и приложений, мы и себе найдем место, и оставим заказчику возможность принимать решения по остальным направлениям, возможно, выбрать других производителей.

Ведь конкуренция – это путь к улучшению всего рынка и его участников. Помимо этого, мы хотим дать гибкость в использовании продукта, сделав его не только в виде публичного облака, но и частного.

– Можно ли привести цифры того, сколько компаний и клиентов смогут воспользоваться платформой?

Сейчас решение находится в режиме закрытого альфа-тестирования, и мы как раз проверяем то, насколько наши технологические предпосылки в реальности подтверждаются на опыте. К концу года мы планируем открыть решение в исходном коде для всей отрасли.

С точки зрения потенциального количества заказчиков – это столько, сколько есть в России добывающих компаний. Если я не ошибаюсь, зарегистрировано 240-250 юрлиц. Специфики, связанной с типом месторождений или регионом добычи, тут нет. Не важно – хоть оно континентальное, хоть на арктическом шельфе.

И речь не только о крупном бизнесе. Для небольших компаний такие решения было бы тоже удобнее получать из российского облака. Задача по сложности не меняется, просто будет меньшее количество задействованных людей. Тем более, что наше решение можно использовать и как частное облако, и как публичное.

– С точки зрения инноваций этот год стал особенно непростым. Не затормозило ли это развитие? Какие проблемы приходилось решать вам?

Каждый кризис и вызов – это в чем-то новая возможность. Поскольку мы продолжаем жить в режиме стартапа, с точки зрения бизнеса этот год не принес какие-то незнакомые вызовы. Ключевое изменение – уход западных вендоров по программному обеспечению и нефтесервисных компаний. Но это та самая возможность, которая следует за вызовами. Сейчас для отрасли хороший момент, чтобы совершить большой шаг вперед.

– И отечественного ПО для этого в России хватает?

На самом деле, хватает. Но есть тонкость. Оно слабо совместимо между собой от разных производителей.

В России много инженерных компаний, групп, которые делают хороший математический аппарат, техническую часть. Математические и инженерные модели, движки. Проблема в том, что компании, продающие ПО, абсолютно несовместимы между собой. Технически они никогда не думали о совместимости друг с другом, максимум – о совместимости с западными компаниями. Если бы сообщество недропользователей, нефтесервисных компаний и производителей смогло бы договориться об отраслевом стандарте и правилах взаимодействия, тогда можно было бы точно сказать, что отечественного софта не просто хватает с точки зрения наукоемкости, но и понятно, как его быстро внедрять в сложный корпоративный ландшафт.

– С точки зрения клиентов какая техническая подготовка необходима?

Наша цель по всем продуктам – чтобы уровень технической подготовленности был минимален. IT-экспертиза – дорогая. Дешеветь она, судя по всему, не будет. Одна из наших метрик – чтобы объем IT-поддержки при внедрении и использовании был минимальным. Уже сейчас наша платформа разворачивается в течение двух дней силами двух инженеров. Наша задача – свести этот показатель к нескольким часам автоматической установки.

– Вы упомянули, что профессиональному сообществу сейчас важно договариваться. Минувший энергетический форум «Нефть и газ Сахалина» этому как-то способствовал?

Я бы сказал, что такие мероприятия очень важны. Даже если оставить в стороне ковидную историю, люди хотят общаться очно. Форум – это место встречи ключевых игроков и ценная площадка для общения.

Главные тренды и решения для нефтегазовой отрасли. Эксклюзивные интервью с экспертами и ключевыми игроками рынка – читайте в разделе «Новости».

До встречи на новых мероприятиях Trinity Events Group!